Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

Проделки неприкасаемых

"... Сначала ФСО потребовала у столичной мэрии увеличить с 159 до 224 перечень улиц, которые должны находиться под ее контролем. И вот теперь в Госдуму внесен законопроект, запрещающий милиционерам задерживать и досматривать любого сотрудника ФСО.

Каста неприкасаемых №…
Вообще-то у нас и без того уже есть «неприкасаемые», которых сотрудникам милиции категорически нельзя задерживать: это чиновники высшего ранга, депутаты, судьи, прокуроры. Теперь еще и ФСО. Господин генерал Муров, думается, поскромничал, могли бы сразу вписать в закон: «Общаться с сотрудниками ФСО необходимо с улыбкой 16х16, при этом всем своим видом говорящий должен выказывать свое уважение и трепет…»

К чему приводят подобные «иммунитеты» в нашей стране, объяснять уже надоело, но придется еще раз. Например, как только сотрудники ФСБ стали «неприкасаемыми», на суды обрушилась лавина уголовных дел, по которым чекисты проходят в качестве наркоторговцев, вымогателей и «разводил».

А вспомните «неприкасаемых» московских прокуроров? Чего стоят только межрайонный тушинский прокурор Борис Нерсесян, имевший дома унитаз с золотым напылением (сейчас в федеральном розыске, скрывается в Нагорном Карабахе), и зампрокурора САО Вячеслав Трофимов, проводивший по полгода на заграничных пляжах и выходивший на службу лишь затем, чтобы получить очередную взятку (сейчас арестован).

В связи с этим вспоминается случай на съемках, произошедший со мной, когда я работал еще на НТВ. 12 января 2003 года — День работника прокуратуры. Наша съемочная группа двигалась по Садовому кольцу, когда мы неожиданно заметили двух дерущихся мужчин. При этом в стороне стояли штук двадцать испуганных «ночных бабочек» и наряд милиции, спокойно наблюдавший за происходящим. Подхожу к милиционерам, интересуюсь личностями драчунов:

— Да два прокурорских не поделили молодую проститутку, вот и сцепились.

— А чего вы их не разнимаете, не забираете?

— Не имеем права: у них неприкосновенность. Мы вмешаемся, когда они стволы достанут.

Тем временем, заметив видеокамеру, прокуроры закончили драку и разбежались по иномаркам. Мы поехали следом за самым пьяным, с питерскими госномерами.

Уж чего только он не вытворял: задел крылом два стоявших автомобиля, чуть было не сбил нескольких пешеходов в районе Красной Пресни, шесть раз выезжал на встречку и три раза разворачивался в запрещенных местах. Все это время мы названивали в ГИБДД, но каждый раз дежурный отвечал: «Мы его задержим, а потом нам по башке настучат! Пусть себе едет, куда хочет».

Развязка наступила неожиданно: прокурор чуть было не врезался в будку с милиционером у посольства Зимбабве. Приехали инспекторы ГИБДД и какое-то милицейское начальство. Прокурора отвезли на медицинское освидетельствование. Результаты анализов показали, что он принял практически смертельную дозу алкоголя. А знаете, что на прощание мне сказал «неприкасаемый»? Цитирую: «Я эту должность купил за огромные бабки. И если меня выгонят, то я тебя, падлу, из-под земли достану!»

Я жив, все обошлось, значит, и прокурор продолжает честно служить родине.

Из жизни охраны
Особенно трогает, что фэсэошники добиваются «неприкосновенности» на фоне громкого скандала, разгоревшегося в Орле, где местную банду нацистов возглавлял преподаватель кафедры физкультуры Академии ФСО майор Виктор Луконин..."...  http://www.novayagazeta.ru/data/2010/134/24.html

А вы говорите с модернизацией у нас плохо...
Забот немало тяжких...
Приехали...

Tags: правоохренители
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments