Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

— Почему обвиняемых так быстро поймали?

"... — Почему обвиняемых так быстро поймали?

— Тут есть несколько факторов. Примерно в полчетвертого утра 28 февраля я и Ольга Шорина, ближайшая помощница Бориса, приехали в городское управление СКР на Арбате. Мы попали в кабинет, где в тот момент находился начальник полиции Москвы Анатолий Якунин. Он спросил, какие наши версии. Мы честно сказали, что конкретных версий у нас нет. Но я подозревал, что в убийстве могли быть замешаны представители так называемого «Антимайдана» или иные черносотенцы. Вдруг Якунин спрашивает: «А чеченцы?» Буквально через четыре часа после убийства. Почему он сделал такой вывод? Мы с Шориной переглянулись и буквально в один голос сказали: «Если чеченцы, то кадыровские». После чего Якунин буквально окаменел: видимо, эта нехитрая мысль ему в голову не приходила. Он-то думал, что речь идет просто о какой-то бандитской разборке. И больше никаких вопросов он нам не задавал. Из этого я сделал вывод, что, может быть, «топтуны» увидели, что это были люди кавказской национальности. Кроме того, мне известно, что задействовали данные биллинга мобильного телефона одного из задержанных. Видимо, быстро пробили, потому что, думаю, первое лицо страны расстроилось не столько самим фактом убийства Немцова, столько тем, что это произошло рядом с Кремлем. Видимо, его самого реально заинтересовало, кто посмел убить Немцова рядом с Кремлем. Потом нашли машину, и уже 5-6 марта их всех задержали, но не на территории Чечни. Часть задержали в Одинцовском районе Подмосковья, часть — в Ингушетии. Беслан Шаванов — единственный человек, которого пытались задержать в Чечне, — при задержании погиб.

— Шаванов знал заказчика?

— Он играл активную роль. Известно, что он прилетел в Москву из Чечни накануне убийства, 26 февраля.Я подозреваю, что он прилетел с указанием активизировать исполнителей. Версия, что Немцова якобы убили из-за его высказываний против пророка Мухаммеда в поддержку редакции «Шарли Эбдо», теперь в деле не фигурирует. Выяснилось, что машина, на которой обвиняемые следили за Немцовым, была приобретена в октябре, квартиры сняты в сентябре и октябре. Я этнограф по первому образованию, поэтому мне хорошо понятны некоторые вещи: например, для чеченцев посещение Москвы — это как дворянских детей в XIX веке отправляли в Париж, то есть приключение своего рода. Они здесь живут, общаются с девушками, им здесь нравится. И они не очень-то торопятся. Приобрели машину, вели наблюдение за Немцовым, периодически теряли его из виду, потому что он часто ходил по Москве пешком или ездил на метро. А они в метро старались вообще не спускаться. Но 26 февраля Шаванов прилетел из Чечни, по-видимому, с неким указанием, что надо спешить: приближается массовая акция 1 марта, опять будут антипутинские лозунги. Они ждали Немцова допоздна. Он выехал на машине на «Эхо Москвы», и они стали его «вести». Обнаружили Немцова и Анну Дурицкую в кафе «Боско» на Красной площади. Есть видеозапись этих злодеев: видно, как они ходят вокруг и рассматривают Немцова через окно. И дальше их путь к мосту можно проследить по биллингам.

— Значит, есть стопроцентная уверенность, что исполнители убийства — это те, кому предъявлено обвинение?

— Во всяком случае, близко. Но теперь их адвокаты говорят, что стрелял не Дадаев, а мертвый Шаванов.

— Почему один из обвиняемых Анзор Губашев, который подвозил киллера к месту убийства, только сейчас изменил показания, вдруг вспомнив, что стрелял Шаванов, а не Дадаев?

— Давайте вспомним, как давались первые показания. Я не исключаю, что подозреваемых могли несколько помять при задержании — у нас это в порядке вещей. Но тот же Дадаев — боевой офицер и достаточно сильный человек. Тем, что его побили, его из седла не выбьешь. Он пишет в жалобах, что с ним хотели произвести действия, не совместимые с его религией. Мне это кажется сомнительным. Я уверен, что Дадаев и другие за это задание ждали боевых наград, как за Донбасс. Думаю, им объяснили, что это спецоперация против врагов России, именно против Немцова, а он выступает против Путина и Кадырова, значит, он — враг России и Чечни. А когда их задержали, то выяснилось, что убийство расследуется. Они-то думали, что если враг России, то, может, никто расследовать не будет или будет, но спустя рукава.

— То есть, они не ожидали, что их там быстро задержат?

— Нет, не ожидали. Я думаю, что у них возник диссонанс. А потом, когда до них допустили чеченских адвокатов, те им все разъяснили, и они изменили показания...

Дважды следователи пытались предъявить обвинение Геремееву, и оба раза Бастрыкин, руководствуясь политическими соображениями и получая указания от вышестоящего начальства, не утверждал вызов на допрос Руслана Геремееева, потому что тот близок к Кадырову.

— Почему сменили следователя Игоря Краснова на Николая Тутевича?

— Не хочу сказать, что Тутевич ничего не делает. В принципе, он делает то, что ему разрешают делать. Но у Краснова реально бульдожья хватка — он хороший сыскарь. Видимо, не было такой задачи, чтобы он докопался до лиц, близких к Кадырову. Была избрана византийская система: его отправили начальником специально созданного управления по особо важным делам — он до сих пор там и.о. И у него из производства изъяли это дело. Ведь Краснов удовлетворил наше ходатайство о допросе Геремеева. И Тутевич попытался что-то сделать: он готовил проекты о предъявлении обвинения Геремееву, но Бастрыкин не подписал. Может быть, если бы Краснова не убрали из дела, он и додавил бы, и Геремееву предъявили бы заочное обвинение. А Тутевич давить не стал.

— А вообще у следователей какой настрой?

— Боюсь, они рассчитывают, что в этом деле все будет так же, как в деле об убийстве Анны Политковской: девять лет расследуют, но заказчика не нашли...

— Помните была такая история, когда Немцов на длительное время уезжал в Израиль. Он чего-то опасался?

— Это было начало 2014 года. Он уже был избранным депутатом Ярославской областной думы. Но тогда обострилось «Болотное дело», ходили разные слухи, и Немцов реально опасался ареста. Он чувствовал себя уже несколько стареющим, хотя все еще молодым, но отсидки по 10–15 суток ему давались все тяжелее. Он говорил, что первый раз, хоть пришелся на Новый год, ему дался легче, а вторая, в самом начале 2014 года, — уже тяжелей. Он не любил Кадырова, но от него ничего подобного не ждал, хотя раз в полгода заводил разговор, что власти могут его убить. Я, честно говоря, эти разговоры не поддерживал, потому что не считал это реальным. Как я понимаю, это была некая абстрактная опасность. Тогда опасность исходила от «антимайдановцев», от «нодовцев», а сейчас место всероссийского жандарма решил занять господин Кадыров. Обратите внимание, что как только произошло убийство Кадыров притих, его вообще не было слышно. Когда появились публикации, что мы готовы его допросить, он даже давал комментарии, что готов прийти. Но потом увидел, что боятся предъявить обвинение даже Геремееву, и воспринял это как полную безнаказанность, чем это по сути и является. И сейчас он начал показывать себя в полной красе. Тот же Адам Делимханов, которого мы требуем допросить, открыто говорит, что они всех достанут: и не только в России, но и за рубежом. Кадыровцы пребывают в ура-патриотической истерике, а Кадыров помещает оппозиционеров в прорезь прицела и с очевидностью показывает, что он хочет быть всероссийским жандармом...

— А Путин знает кто заказчик?

— Я убежден, что ему все известно. Но он не имеет желания и, возможно, сил, чтобы с этим разобраться. Есть упорная версия, что, может быть, он сам за этим стоит. Я не знаю.

— Разве может Кадыров проявлять самостоятельность в подобных делах?

— До определенной степени, да...

— Дело будет передано в суд. Что дальше?

— На этом суде ничего не заканчивается, а только начинается. Во-первых, обвиняемые должны быть признаны виновными в установленном законом порядке. Суд должен все проверить. Немцов всегда был за справедливый суд. Во-вторых, мы ближайшие годы посвятим выделенному делу в отношении заказчиков и организаторов, поэтому считаем очень важным спецдоклад ПАСЕ. Ряд европейских депутатов по нашей просьбе запустили в Страсбурге процедуру назначения спецдоклада, посвященного убийству Немцова. Спецдоклад — это не просто расследование в деталях. Его цель — ответить на вопрос, все ли сделали власти, чтобы расследовать данное преступление. Конечно, не все, особенно — по части организаторов и заказчиков. Если по исполнителям хоть что-то удалось, то в отношении заказчика «конь не валялся». Если обвиняемых по первому делу осудят, то будем следить, как они отбывают наказание, чтобы их не отпустили. Еще раз повторяю: все только начинается, и мы постараемся сделать так, чтобы не повторилась ситуация с разными политическими делами, когда сажали исполнителей, а организаторов и заказчиков переставали искать." https://openrussia.org/post/view/12943/

Tags: Борис Немцов, Кадыров и Ко., мерзкие времена, подлые времена, путинская Россия, страна непуганых убийц, убийства, убийцы, убитая Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments