Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

Не забывается такое никогда.

Из-за «олимпийских» строек пострадали сотни сочинцев, но спросить теперь не с кого...

В июле 2013-го Татьяна Ивановна Капустина решила подать заявление Путину. Президент в это время как раз находился в своей сочинской резиденции «Бочаров Ручей». К резиденции можно подъехать на машине, но охрана тормозила автотранспорт за 2 километра от президентского поместья, на Виноградной улице. Поэтому от Виноградной до «Бочарова Ручья» Татьяна Ивановна была вынуждена идти пешком: 2 километра туда и 2 обратно, причем обратно — в гору. До этого «крутого маршрута» Татьяна Ивановна 42 года сидела на инсулине и берегла здоровье. Но тут не до здоровья: «Олимпстрой» сделал непригодным для жилья ее участок, а выкупать землю отказался. Протопав по жаре 4 километра, женщина натерла ногу до кровавой мозоли, началось воспаление. Потом была больница и — ампутация. Кстати, заявление на имя президента Татьяне Ивановне не помогло...

В кадастровой выписке за 2010 год участок Капустиных оценен в 6 млн 653 тысячи рублей. А в такой же выписке, сделанной непосредственно перед Олимпиадой, кадастровая стоимость этой земли уже в два раза ниже. То есть государство снижало цену, чтобы поменьше платить переселенцам. Капустиным не заплатили вообще.

У промышленных объектов есть охранные зоны. Рядом с железной дорогой, например, запрещено строить дома ближе 100 метров. Охранная зона есть и вокруг ЛЭП, которая проходит вдоль капустинского участка. Получилось, что эти зоны накладываются на участок. Экспертиза показала: сейчас из 8 соток для жизни пригодна лишь… одна. Но ОАО «РЖД» и Сочинские электросети странным образом забыли поставить свои охранные зоны на кадастровый учет. А раз так, то и выкупать участок «Олимпстрой» отказался. Впрочем, и самого «Олимпстроя» след простыл: указом президента госкорпорация ликвидирована еще в июле 2014 года.

После долгих разговоров с сочинским мэром Пахомовым Татьяна Ивановна добилась приема у нового кубанского губернатора — Кондратьева. «Губернатор прямо по селектору Пахомову сказал, чтобы тот помог продать участок, — рассказывает Татьяна Капустина. — Потом спросил, почему хромаю. А как узнал про отечественный протез, взял с Пахомова обещание, что тот поможет сделать нормальный».

Но ничего не вышло.

Из официального ответа главы Сочи:

«Решением Адлерского районного суда г. Сочи от 16.10.2013 в удовлетворении исковых требований <…> об изъятии земельного участка с расположенным на нем жилым домом отказано. <…> По результатам совещания под председательством главы г. Сочи <…> совместно с руководителями агентств по реализации недвижимости вышеуказанный земельный участок размещен на электронных площадках в сети Интернет с целью поиска потенциального покупателя и его дальнейшей реализации». Но сочинские риелторы утверждают: найти покупателя на этот участок нереально.

А что до протезирования, так местное отделение Красного Креста отправило Татьяну Капустину в Москву, в филиал известной немецкой фирмы. Цена вопроса — 536 тысяч рублей. Несколько месяцев ждали от сочинской администрации гарантийного письма, не дождались. А недавно женщине сообщили, что от мэрии денег на протез нет и не будет...

...у Андрея было жилье в самом центре Сочи. Но потом грянула Олимпиада и жилье изъяли, чтобы построить олимпийский объект — дорогу-дублер Курортного проспекта. Компенсацию в 1 млн 400 тыс. рублей Андрей как раз и вложил в тот строящийся дом. Застройщика Артура Мегрикяна рекомендовал «Олимпстрой». Сейчас он задержан по обвинению в мошенничестве, идет суд. Так что Андрей и его дочь остались и без вложенных денег, и без квартиры...

До Олимпиады жители улицы Акаий, 5а, в Адлере брали воду из скважины. Потом началась подготовка к Играм, рядом затеяли строительство автотрассы, и вода стала непригодной для питья, что и показала экспертиза Роспотребнадзора. Теперь местные каждый день покупают питьевую воду в магазине. Суд признал бездействие сочинской администрации в организации водоснабжения дома. Но чтобы провести сюда воду, надо делать под трассой подкоп и тянуть несколько километров подземных труб. Это очень дорого и очень сложно технически. Судя по всему, государство за это браться не хочет.

Финальный аккорд — газ, которого нет. В паре километров от олимпийских дворцов люди отапливают жилье дровами. А ведь при подготовке к Играм действовала краевая программа «Обеспечение строительства олимпийских объектов», предусматривающая газификацию адлерских домов. Но дом на улице Акаций в программу не попал, потому что в 2010 году его официально должны были изъять под олимпийские нужды и снести. Однако тогдашний кубанский губернатор Ткачев передумал, поскольку (и об этом говорится в его распоряжении) расселять людей было некуда. Дом до сих пор стоит, но без воды, канализации, тепла и газа...

Шесть лет подряд 150 человек живут без воды, собирая ее, когда идет дождь. Около села Ахштырь строили автомобильную и железную дорогу Адлер—Красная Поляна. Перекопали всю округу, и вода из колодцев ушла. Уже несколько лет по вторникам и четвергам в Ахштырь приезжает цистерна, но ее не хватает. Например, Надежда Харитоновна Кухаренко собирает воду в тазик под водосточной трубой. Пить ее можно только после кипячения. Для этого нужно много газа, а он здесь в баллонах, потому что село до сих пор не газифицировано...

Александр Коропов — герой Олимпиады. Хотя он и не спортсмен, а староста села Ахштырь. Все последние годы Коропов сражается с администрацией Сочи с помощью пикетов и народных сходов. Последняя битва случилась, когда около села вырыли два гигантских карьера под строительный мусор с олимпийских объектов. Селяне перекрывали дорогу, писали письма, звонили в редакции газет. В Ахштырь зачастили иностранные корреспонденты, Коропов давал им интервью. В итоге селяне победили, карьеры были закрыты. Но корреспонденты уехали, а Коропов лишился земельного участка.

Землю он получал в начале 90-х. Однако в местном сельсовете секретарша ошиблась и вместо цифры «28» отстучала на машинке «21». Потом, правда, исправила единицу на восьмерку и написала: «Исправленному верить». И в похозяйственной книге указаны 28 соток. Об этой помарке Коропов быстро забыл, но в 2012-м нагрянул «Олимпстрой». Районное БТИ оформить землю в собственность отказалось из-за старой описки. Но это было полбеды. Оказалось, что незадолго до Олимпиады границы участка Коропова чудесным образом совместились c границами Сочинского национального парка. Теперь участок ни оформить, ни продать, ни передать. Земля, на которой фермер Коропов трудился 25 лет, вдруг оказалась не его.

Уже после Олимпиады староста Ахштыря Александр Коропов внимательно выслушал обращение президента России Владимира Путина к президенту МОК Томасу Баху: «Россия стремилась воплотить свой олимпийский проект по максимуму, делала все, чтобы Олимпиада в Сочи стала незабываемым, ярким событием».

Действительно: ни в Ахштыре, ни на улице Акаций, ни на улице Веселой эти Игры никогда не забудут."

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

Tags: #забота Родины, Новая газета, Сочи, Ткачев и Кубанщина, бесстыжие, вцепившиеся во власть, достижения, забота о семье, забота у них такая, неподсудные, неприкасаемые, несменяемые, олимпийское, строители капитализма, строительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments