Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

'Принял политическое решение никого к уголовной ответственности не привлекать'

"Курск" должен был стрелять примерно до часа дня, но он не стрелял, на связь не вышел. Его должны были объявить в розыск немедленно, вот после этого взрыва, но не объявили, то есть не признали ситуацию аварийной. А достаточно было взять карту, приложить пеленг вот этот, 96 градусов, и он бы уперся как раз в тот коридор, куда в район боевых действий должен был входить "Курск". Дальше что происходит? Попов улетает на берег, доложив и сообщив СМИ, что учения прошли благополучно. Не получив информации, какова причина, почему "Курск" не вышел на связь, почему не было учебной стрельбы со стороны "Курска" и так далее. Только в 23:30 "Курск" объявляют аварийным. То есть прошло 12 часов. Вот эти 12 часов – это потерянное время. А дальше исполняющий обязанности учений вызывает этого гидроакустика, старшего лейтенанта Лавренюка, и тот прокладывает пеленг, который был в тот момент, когда произошел этот взрыв. "Петр Великий" идет по этому пеленгу и в 2 часа 22 минуты, то есть спустя три часа после того, как "Курск" был объявлен аварийным, гидроакустик Лавренюк, тот же самый, слышит стуки, и, ориентируясь на эти стуки, обнаруживают "Курск". Потеряно 12 часов времени...

– Я считаю, что на скамью подсудимых должны были сесть главком ВМФ и руководство Северного флота. Но когда доложили о ситуации Путину, он принял политическое решение никого к уголовной ответственности не привлекать. Следствие признало, что стуки были, что подводники жили более 8 часов. Тогда, в самом-самом конце расследования пригласили двух экспертов – некоего Виктора Колкутина, который был в тот момент главным судебно-медицинским экспертом Минобороны, и Сергея Козлова, на тот момент заместителя главного штурмана ВМФ, и вот эти двое дали заключение, что подводники жили в 9-м отсеке не более 8 часов. Это полный бред, что написал Колкутин! И Козлов, который написал, что стуки шли не из подводной лодки, а откуда-то со стороны, что 85 процентов стуков не приходится на эту подводную лодку. Он все это делал на чистом листе, не имея абсолютно никаких данных о пеленге этих стуков, который осуществляли на протяжении всей спасательной операции гидроакустики спасательного судна "Михаил Рудницкий", "Петра Великого" и других кораблей, которые там были. Это очевидно совершенно сфальсифицированные заключения.

И вот на основании этого Путин принимает политическое решение никого к уголовной ответственности не привлекать. Само по себе принятие такого политического решения – это уголовное преступление. Это вмешательство в следствие. Потому что президент полагает, что он может себе позволить принимать такое решение. Дело в том, что у них были личные дружеские отношения с главкомом Владимиром Куроедовым, а "когда пацаны между собой дружат", они независимо от того, виноват или не виноват, всегда друг за друга "вступаются". Вот и здесь произошло точно такое же. Да, я дошел до Европейского суда по правам человека. В России, понятное дело, у меня было все перекрыто. Я подал обжалование в гарнизонный суд, потом в окружной военный суд, мне отказали, и после этого я обратился в Европейский суд по правам человека. И вот здесь я допустил ошибку. Дело в том, что из числа родственников, вот из этих 55 человек, должен был быть один подписант. Их может быть несколько, а может быть один, от имени всех родственников. И вот этим подписантом был Роман Колесников, отец Дмитрия Колесникова. Я полагал, что, поскольку парень взял на себя командование оставшимися в отсеке матросами, моряками, проявил огромное мужество, то отец будет по характеру как минимум таким же. Но его сломали, и он отказался от дальнейшего участия. К нему обратились из Европейского суда, и он сказал, что он никаких претензий к власти не имеет. Он потом это пытался объяснить тем, что не мог меня найти, не мог со мной связаться. Но это неправда, я всегда был на связи и поддерживал отношения с некоторыми родственниками...

– Мы встречаем ее с печальными результатами. Почему трагедия "Курска" так важна для изучения и оценки? Во-первых, это была первая катастрофа при Путине. Это была первая ложь Путина. С гибелью "Курска" началась ложь! После гибели "Курска" государство стало вмешиваться в судебную и в правоохранительную системы, государство стало подминать под себя средства массовой информации, и весь процесс свертывания демократии в России начался именно с гибели "Курска". Посмотрите встречу Путина с вдовами и родственниками погибших на "Курске", которая происходила в 2000 году. Обратите внимание на то, как он был растерян. Я думаю, что он пережил самые неприятные моменты в своей жизни. И ради того, чтобы таких моментов больше не было, где ему в глаза не могли бы сказать всей правды, всей боли, началась эта страница российской истории."
http://www.svoboda.org/content/article/27183761.html

Tags: Путин и Ко., бесстыжие, гибель «Курска», друзья по большой нужде, ложь и правда, негодяи, неподсудные, неприкасаемые
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments