Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

Григорий Явлинский на Радио Свобода

"...Григорий Явлинский: Во-первых, я этого не знал, что захватили Думу. Я просто знал, что группа так называемых олигархов, включая многих из тех, которые сейчас здравствуют у нас или недалеко отсюда, все процветают. Одна из проблем реформ заключалась в том, что народ беднел с невероятной скоростью, а реформаторы становились все богаче и богаче и небольшая группа при них. Это такая реформа, когда те, для кого делаются реформы, становятся нищими, а те, которые делают реформы, становятся очень богатыми. Это вообще-то называется по-другому, вы понимаете, как это называется, когда ты делаешь реформы, становишься все богаче, а тот, для кого ты делаешь реформы, становится все беднее...

Вот выборы 1996 года, представьте себе футбольный матч — это сегодня очень актуально, на моей стороне играют 10 игроков, на стороне моего оппонента играют 20 игроков, у меня ворота установлены 50 метров, у моего оппонента ворота установлены 10 метров, и мы играем. Трудно играть.

Михаил Соколов: Но показывают.

Григорий Явлинский: Показывают, пришли люди на стадион, идет какая-то игра, на поле бегает судья, между прочим. Что же происходит сейчас? Сейчас вы приходите на стадион, там нет никого и ничего, на табло счет, там уже все написано, кто победил и чем закончилась игра.

Михаил Соколов: И надо аплодировать.

Григорий Явлинский: Попробуйте не аплодировать. То есть это просто совсем другая ситуация. Там была состязательность, там была игра, потому что тогда еще не знали, что можно всего этого не делать. Ведь почему хотели отменить выборы? Потому что тогда было наивное представление о том, что все-таки это выборы, их можно проиграть.

Михаил Соколов: В выборах, например, в Верховный совет СССР и Верховный совет СССР, соответственно 1989 и 1990 года, которые проводились до этого, и на многих губернаторских выборах, которые проходили, их результаты очень не нравились Борису Ельцину, считали-то правильно.

Григорий Явлинский: Там по-разному может быть считали, но это все-таки были выборы. Да и собственно выборы самого Бориса Ельцина. Кстати говоря, почему сам Борис Ельцин спокойно относился именно к тому, о чем вы сказали, что можно было выступать на телевидении, были ток-шоу совсем не такие, как сейчас безумные, а наоборот весьма внятные, можно было выступать, можно было рассказывать. Потому что Ельцин стал президентом вопреки советскому телевидению. И в 1991 году, когда он избирался уже президентом России, еще тогда Советский Союз существовал, он стал вопреки телевидению. А нынешний президент стал им благодаря телевидению — это для него детородный орган. Он его поэтому охраняет изо всех сил, монополизировал, держит его в руках. Это стало ясно в 1996 году, что если вы монопольно владеете телевидением, то вы можете с людьми сделать все, что угодно, вы можете их превратить во что хотите...

Михаил Соколов: Григорий Алексеевич, а вам не кажется, вы все время упираете на экономику, а была другая вещь очень важная — это институты, не реформированный институт силовых структур, та же госбезопасность, не реформированный суд, разнообразные недоделанные правовые институты. В результате эти институты в том числе либо сработали против демократии, либо не защитили демократию.

Григорий Явлинский: Так это и была такая политика. Я когда говорю об экономике, я говорю об экономике широко. Ведь было же понятно, что если вы хотите иметь современную рыночную экономику, то ее невозможно иметь без независимого арбитража, то есть независимой судебной системы.

Во-вторых, если вы хотите иметь современное предпринимательство, если вы хотите иметь частную собственность реально, то вы не можете это сделать, если у вас нет общественного и гражданского контроля за силовыми структурами, они просто превращаются в грабителей. Отказ от всех этих реформ в угоду очень узкому пониманию макроэкономической стабилизации привел к краху все наши усилия 1990-х годов, поэтому люди совершенно справедливо во многом возненавидели этот период. Это же вообще одна из драм России, что люди считают до сих пор, что это была демократия.

Михаил Соколов: И она ужасна.

Григорий Явлинский: Малоприятная вещь, когда у вас падает национальное производство, когда у вас 2600% за один год растут цены...

Михаил Соколов: Я хочу задать тяжелый личный вопрос. Была история такая печальная для вас, вашего сына похищали, покалечили, вам угрожали. Эта трагедия так и осталась нерасследованной?

Григорий Явлинский: Да, мне тогда и Борис Николаевич, и те, кто исполняли тогда обязанности министра внутренних дел, господин Ерин был такой, мне сказали, что они не могут мне помочь и что за жизнь своих детей я должен отвечать сам, придумать сам что-нибудь.

Михаил Соколов: То есть вам их пришлось отправлять из России?

Григорий Явлинский: Я понял, что прятать я их не могу, они же живые люди, они не могут жить в подвале всю жизнь или где-нибудь в схроне, там пришлось сделать.

Михаил Соколов: У вас есть сейчас после 20 прошедших лет подозрение, кто это мог сделать?

Григорий Явлинский: Нет, я не знаю. Это была очень жестокая вещь.

Когда ко мне пришел директор школы и классный руководитель вечером домой, буквально то ли уговаривали, то ли потребовали, то ли умоляли, чтобы я забрал ребенка со школы, потому что они боялись просто за всю школу, что я тут могу сказать?..
http://www.svoboda.org/content/transcript/27801792.html


Tags: #забота Родины, Григорий Явлинский, Ельцин, Путин, Радио Свобода, забота о семье, угрозы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments