Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

'Это катастрофа. Но медленная'

"...Лев Гудков: Конечно, социологии не было как таковой, но меня интересовал целый ряд и социальных проблем, и проблем личностных, прежде всего, проблем понимания. Почему я этим интересовался? Вообще говоря, к этому времени уже какая-то четкая раздвоенность и структура двоемыслия вылезла и в жизни моих родителей, и в общественной жизни. Очень сильное впечатление еще в юности моей, точнее в детстве, на меня произвело венгерское восстание.

Леонид Велехов: Ах так?!

Лев Гудков: Да. Поскольку отец мой был журналист-международник, он таскал домой и "белый ТАСС", и всякого рода литературу. И на меня очень сильное впечатление произвели и кадры подавления венгерского восстания, и казни коммунистов, чекистов. Страшные такие кадры. Вот эта раздвоенность между коммунистической идеологией и реальностью все время требовала каких-то объяснений. И меня это занимало чрезвычайно. В какой-то момент встала и личная проблема, размышление о том, как люди уклоняются от признания неприятных фактов, как они могут не видеть их. В университете я еще до Левады занялся психоанализом, но не фрейдовской метафизикой сексуальности, а как раз другим – психологическим механизмом защиты личности. Есть такая книжка дочери Фрейда, Анны, "Психологические механизмы защиты личности". И вот меня чрезвычайно интересовало, как рационализируются неблаговидные поступки, как люди уходят от ответственности, проецируют на других свои фобии, страхи и прочее...

Леонид Велехов: Чисто визуально, когда вспоминаешь первые телевизионные картинки с этих первых съездов народных депутатов, сколько новых лиц свежих!

Лев Гудков: Да, и каких!

Леонид Велехов: И каких, совершенно не похожих на то, что мы привыкли видеть на экране телевизора! Но мы отдельно об этом поговорим. А что случилось в 2003 году? Почему новые пошли гонения на ваш кружок единомышленников? Насколько это было в тренде?

Лев Гудков: Это было в тренде. Я просто напомню, что с приходом Путина началась зачистка информационного пространства - НТВ, ОРТ, введение цензуры, прежде всего, с чеченской войны, а потом она распространилась и на все прочее. И вот это усиление тогда еще не идеологического, а просто, я бы сказал, репрессивного контроля, который тогда обозначился, и первые признаки ресталинизации тогда, подъема советских всех символов, советских представлений, он действительно был очень значим. Уже в конце 90-х годов было совершенно понятно, к чему идет.

Леонид Велехов: Но все-таки Путин не с Луны на нас упал и не какие-то инопланетяне нам его прислали, правда ведь?

Лев Гудков: Нет, нет. Во-первых, это в ответ на тяжелейший кризис середины 90-х годов, трансформационный спад. Поднялось низовое движение, жажда начальника, жажда авторитарного лидера, который бы навел порядок так, как люди представляли. Это низы.

Леонид Велехов: Все-таки эта власть была востребована тем самым воскресающим советским человеком, регенерирующимся?

Лев Гудков: Да, да.

Леонид Велехов: Не то, что она пришла и стала это вот поднимать откуда-то из глубин.

Лев Гудков: Нет, все это усиление манипуляции общественного мнение, усиление полицейского контроля, резкое сужение политической конкуренции – это было вполне ощутимо...

Леонид Велехов: Но кому-то пришла в голову идея затеять эту заваруху с Крымом. Это что? Это же все-таки была не чисто какая-то такая военная операция с целью захватить какой-то там кусок ничтожно малой территории?

Лев Гудков: Нет. Это были проработки соответствующих институтов прокремлевских. У силовиков есть свои такие мозговые центры.

Леонид Велехов: Я думаю, что расчет-то был на то, чтобы нация как-то мобилизовалась, еще больше объединилась вокруг верховного лидера.

Лев Гудков: Это последовательная политика примитивизации общества, устранение сложности, подавление независимых центров и гражданского общества, и любых фокусов влияния, и навязывание отработанных, очень старых представлений. Вообще говоря, это признак деградации страны – отсутствие представления о будущем.

Леонид Велехов: Деградация страны или деградация власти тоже?

Лев Гудков: И власти, и страны. Поскольку при такой централизованной системе и монополии на информацию, на систему образования, те представления очень упрощенные, очень убогие представления, которые власть заимствует из позднебрежневского времени (а именно эти стандарты мышления, образцы оттуда идут), они силовым образом навязываются обществу, развращают и объединяют общество, делая его гораздо более убогим, чем оно могло бы быть. Рыночная экономика в этом смысле, а наши реформаты – марксисты, они надеялись на это, что экономический детерминизм…

Леонид Велехов: И провели они все чисто революционным путем.

Лев Гудков: Да, не обращая внимания на необходимость тех институциональных изменений, значимость которых понимали как раз и в Польше, и в Чехии, и в Балтике. Это работа с исторической памятью, это реформы судебной системы, системы образования – ну, там много чего. Они были готовы, у нас – нет. У нас надеялись на то, что рынок вывезет. И в результате мы получили вот этот госкапитализм с огромным государственным сектором. Если в конце ельцинского времени государство контролировало 26% всех активов, то сейчас под 70! Отсюда разрастается та часть населения, которая зависит от государства. Поэтому и, соответственно, все государственно патерналистские установки реанимировались. Поэтому чего тут удивляться..."... http://www.svoboda.org/a/28005133.html

Tags: Радио Свобода, Советский Союз, деградация, мнения, путинская Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments