Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

Categories:

Верховные главнокомандующие-сменщики опять не пострадали...

"...Это был веселый, спокойный, высокий парень с румянцем во всю щеку.

Маме на следующий день позвонил безвестный офицер, фамилию которого она не запомнила, а, может, он и не представился, — сказал, что ее сын покончил с собой, и трубку положил. Из этой части, видимо, привыкли уже так вот звонить матерям — Лешина гибель была далеко не первой, ну и что, всех жалеть и соболезнования высказывать — не хватит на всех-то, а про соболезнования еще не дай Бог подумают, что в\ч слабину какую-то демонстрирует и, может, в чем-то виновата.

Потом маме и похоронка пришла, в которой вместо Лешиного стояло другое имя, — Миша. Только фамилия была правильная — Снакин.

Про Мишу — паренька, погибшего, уже когда Леша служил, мама слышала. Мишу задавили человеческие тела — так перевозили солдат в этой части, загружая транспорт людьми без меры и вне правил. Миша задохнулся, и об этом все знали. А еще знали и видели, как армейское начальство заметало следы, подделывало документы, чтобы представить Мишину гибель как несчастный случай или что-то еще, не влекущее никакой ответственности. Начальству все удалось, а служившие мальчишки лишний раз поняли, что правды и справедливости, а уж тем более защиты, здесь, в этом огороженном и закрытом от внешнего мира пространстве, найти нельзя. Даже и думать нечего.

Из сообщения Леши Снакина Тане 6 февраля 2014 года: (стиль подлинника) «А еще, это капец какой-то, отправили 80 человек на 30 местном камазе куда-то. И как оказалось, что 30 местный камаз может вместить максимум 79 человек. Одного парня просто задавили… он задохнулся и умер/…/ И все переврали так, что мол армия не виновата и в случае с задавленным парнем — что у него было больное сердце…»

Кроме гибели Миши на Лешиных глазах случилось и еще одно страшное происшествие — взорвался танк, в нем заживо сгорели трое военнослужащих. После этого в часть прибыло всякое начальство — разбираться, что и как.

«Самое главное, что мне не нравится, что всем офицерам здесь по фигу на солдатские жизни… Все просто сейчас спасают свои задницы.» – написал Леша 31 января 2014 года, после ужаса с танком и за две недели до самоубийства.

История, приведшая к Лешиной гибели, началась с Лешиного непослушания. Леша позвал в канцелярию начальника штаба своих товарищей попить чайку с вкусняшками, присланными из дома, — как раз посылка ему от мамы пришла. В канцелярии Леша работал по ночам, в основном делал за начальника его работу, а тот получал зарплату. Попили солдатики чайку, прибрались за собой, а через месяц один из офицеров обнаружил фотографию чаепития на солдатском мобильнике.

А теперь я расскажу вам, что сделал солдатам и главному зачинщику — Леше Снакину — начальник штаба тридцатилетний майор Чабанов. Он вызвал их в кабинет, каждого с силой, до синяка, двинул кулаком в грудь, потом так же каждого заставлял отжиматься до полного изнеможения. Лешу Снакина же, как зачинщика, он ударил по голове и спине («обнаружены следы четырех травматических воздействий — два в теменно-височной области головы с обеих сторон и два в области лопаток» — из заключения независимых судмедэкспертов, в процессе первичного исследования эти повреждения выявлены не были) и вдобавок саданул рукояткой пластмассовой желтой метлы снизу по подбородку с такой силой, что рассек подбородок до кости, изуродовав лицо навсегда. Леша очень из-за этого переживал, боялся, что Таня теперь его разлюбит с таким шрамом.

Дальше Чабанов потребовал, чтобы провинившиеся военнослужащие купили ему ноутбук за двадцать тысяч рублей, который бы он мог забирать с собой с работы, и поставили новую дверь в кабинет. О том, что это называется банальным словом «взятка», никто как-то и не подумал.

Работать на компьютере, то есть обслуживать Чабанова, выполняя его служебные обязанности, Леша тоже должен был в противогазе.



Из протокола допроса свидетеля Власова: (стиль подлинника) «В противогазе Снакин ходил только в казарме, а в бронежилете везде по части. При этом Снакин поверх бронежилета надевал подстежку от бушлата, поэтому не все могли увидеть, что Снакин носит бронежилет. О том, что Чабанов назначил Снакину такое наказание, знали и понимали все сержанты, которые были на чаепитии. В противогазе Снакин находился, даже когда работал за компьютером. Периодически Чабанов говорил Снакину снять противогаз, чтобы он мог немного отдышаться, а потом опять велел его надеть. Несколько раз в день Снакин отпрашивался в туалет, где снимал противогаз, чтобы немного отдышаться. Когда Снакин снимал противогаз, видно было, что его лицо было немного покрасневшим. Не снимая противогаза, Снакин ходил около двух-трех часов подряд, потом снимал по команде Чабанова и опять надевал. Я не видел, чтобы Снакин в данные дни падал в обморок, или ему становилось очень плохо. Ношение противогаза и бронежилета Снакин переносил нормально, было видно, что ему было тяжело, но физически Снакин крепкий, поэтому не было такого, чтобы он говорил, что больше не может. Хочу уточнить, что на самом деле ходить в бронежилете и одновременно в противогазе длительное время физически очень сложно. Ночью Снакин снимал бронежилет и противогаз, то есть спал без них. К данному факту окружающие военнослужащие относились к пониманием, то есть все осознавали, что Снакин взял на себя ответственность за проведение чаепития. В данный период над Снакиным никто из военнослужащих по призыву не издевался, а наоборот, пытались его подбадривать. На мой вопрос, как он себя чувствует, Снакин мне сказал, что будет от этого только сильней и даже пробовал отжиматься в бронежилете».

Все-таки это поразительно — все видят, что на их глазах пытают человека, все ему сочувствуют, и при этом никто за него не пытается вступиться. И ведь не потому, что негодяи, а потому что всей этой закрытой армейской системой раздавлены, превращены в бессловесных рабов, главное свойство которых — быть покорными и никогда не сопротивляться насилию…

Все время, пока Чабанов быковал, в кабинете находился еще один офицер — капитан Самсонов, заместитель командира по работе с личным составом. Вот выдержка из его допроса...

Лишь после повторной жалобы дело было рассмотрено Дальневосточным окружным военным судом, коллегия которого отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение.

Забегая вперед скажу, что все дальнейшие прокуроры по этому делу самым невероятным образом солидаризировались с защитой, возражая против переквалификации статьи на более тяжкую, против заявления ходатайств в интересах потерпевшей, и даже исключив из обвинительного заключения показания свидетеля, который проходит по делу как друг-сослуживец Леши. Такое впечатление, что не истину искали военные прокуроры вместе с военным судом, а вроде как своего выгораживали, социально близкого, что ли…

В результате в общей сложности двенадцати поездок юриста фонда Нади Кузиной в Хабаровск и профессиональной настойчивости команды фонда, майор Чабанов был приговорен к реальному сроку — три с половиной года колонии поселения за превышение служебных полномочий, повлекшее тяжкие последствия. Все ходатайства о квалификации деяний обвиняемого как вымогательства взятки судом были отклонены.

Маленький отважный фонд «Право матери», тем не менее, продолжает борьбу, поскольку формально еще не все возможности исчерпаны, а пока возможность есть — фонд не отступит.

Из протокола допроса свидетеля Дмитрия Подокопного: (Стиль подлинника) «По моему личному мнению причиной совершения суицида Снакиным явились постоянные «задачи», требования и придирки к нему со стороны майора Чабанова и капитана Самсонова, он не выдержал постоянного физического и нервного напряжения от возложенных на него «обязанностей по обслуживанию» данных офицеров, которые переложили на него большую часть своих служебных обязанностей».

История Леши Снакина обошлась фонду почти в полмиллиона рублей — летать по России и жить в гостиницах совсем не дешево. Денег с потерпевших фонд не берет никогда и ни при каких обстоятельствах, живет за счет российских грантов и нашего общего финансового неравнодушия..."... https://takiedela.ru/2016/10/chaepitie-dlinoyu-v-zhizn/

Tags: #забота Родины, главнокомандующие не пострадали, забота о семье, крышевание, мерзкие времена, негодяи, неподсудные, подлые времена, подонки, похоронное дело, права человека, правозащита, преступление и наказание, путинская Россия, российская армия, садисты, смертельная история, социально близкие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments