Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

Categories:

Сирота под статуей Сталина

"В 1935 году 29-летний Ласло Месарош с женой и маленькой дочерью приезжает в Советский Союз. Венгерский скульптор увлечен размахом советского эксперимента и уверен, что в этой стране рождается новый мир. Он находит работу в Киргизии. В 1937 году среди иностранцев, живущих в городе Фрунзе (тогдашнее название Бишкека), начинаются аресты. Приходят и за Ласло Месарошем, он исчезает навсегда. Жена скульптора мечтает вернуться в Венгрию, но это невозможно, ей остается только одно: изнурительная работа в колхозном коровнике, где женщин обыскивают, чтобы не украли молоко для своих голодающих детей. В 1942 году жена Ласло Месароша, так и не узнав о том, что ее муж расстрелян, умирает в Киргизии от тифа. Дочь отдают в детский дом, меняют ей имя на русское и пытаются выбить из головы, что она венгерка.

40 лет спустя Гран-при Каннского кинофестиваля получает венгерский фильм "Дневник для моих детей". Он начинается с возвращения героини, 15-летней Юли, из СССР в Будапешт. Юли ненавидит приемную мать, офицера венгерской госбезопасности, и постоянно вспоминает, как сотрудники НКВД врываются в мастерскую ее отца, хватают его и обыскивают весь дом, расшвыривая бумаги и вещи.

"Дневник для моих детей" стал первым фильмом о сталинских репрессиях, снятым за железным занавесом. В Венгрии он был запрещен к показу и мог бы быть уничтожен, но директору Каннского кинофестиваля Жилю Жакобу удалось спасти копию и вывезти во Францию....

В заключительной части автобиографической тетралогии, фильме "Маленькая Вильма" (1999), героиня Марты Месарош возвращается в Киргизию и пытается реконструировать историю своих родителей, погибших в СССР. Фильм завершает напоминание о том, что жертвами сталинского режима стали 500 тысяч иностранцев.

Марте Месарош, для которой русский язык поневоле оказался родным, недавно исполнилось 85 лет. Она только что завершила работу над новой картиной – "Северное сияние", и сюжет снова связан с Россией: это фильм о судьбе женщины, открывающей семейный секрет – ее отцом был оккупант, один из советских солдат, которые подавили венгерскую революцию в 1956 году...

– У вас была возможность посмотреть дело отца в архиве КГБ?

Когда я получила бумагу, что его реабилитировали, мы поехали в Москву, Миклош Янчо искал для своего фильма молодого актера, он хотел, чтобы играл Никита Михалков. Мы встретились с Никитой, но его не пустили, потому что он был, как они говорили, хулиган. Может быть, это к лучшему, потому что нашли Сережу Никоненко, очень хорошего актера. И тогда я пошла в КГБ сама. Это был коридор несколько километров, мне сказали, что нужно в эту комнату, я вошла, и там сидели четыре человека, смотрели бумаги. К одному подошла, он нашел дело, дал мне бумагу, в которой была реабилитация моего отца. Даже не поднял голову. И я вышла. Это было довольно долго, потому что здание КГБ огромное...

– Я раз в два года с каким-нибудь внуком или внучкой приезжаю в Киргизию, там дух моих родителей. Я люблю Киргизию, это очень красивая, чудесная страна. Они, я думаю, не очень любят русских. Когда с ними разговариваешь искренне, даже с теми, кто работает в правительстве, у них холодное отношение. Они тоже говорят, что русские к Сталину возвращаются, к той эпохе.

– В Венгрии тоже сейчас происходят странные вещи в политике.

– Наверное, даже хуже. Я думаю, что Россия всегда была империей – или царской, или сталинистской. Когда Горбачев немножко разрушил эту империю, они не смогли этого принять. Не было традиции демократии, всегда был национализм, "мы великий народ, мы великая держава". Путин, КГБ все повернули обратно. Ясно было, что повернется, не станет Россия демократической страной. Я люблю русских, люблю русскую культуру, но это империя. А наша маленькая страна? У нас ничего нет, Будапешт и озеро Балатон, а этот идиот хочет сделать империю. Очень это смешно и нехорошо. Все смеются над этим, но грустный это смех.

– Это сказывается и на культуре – недоверие к тем, кого считают космополитами.

– Он просто не любит культуру, его интересует только футбол. Он гордо говорит, что не читает, не смотрит фильмов, не ходит в театр. Его абсолютно не интересует культура, он строит стадионы без конца. Можно снять великий сатирический фильм, как маленькая страна строит только стадионы. Пустые стоят.

– Сейчас выгоняют Европейский университет из Будапешта…

– Это, кажется, к счастью, не удастся. Он испугался. Думал, что Путин ему поможет, но притихло это.

– И были серьезные протесты, демонстрации.


– Венгры вообще не очень боевой народ, не как поляки. Но молодое поколение все-таки уже почувствовало свободу. Сейчас мои внуки, им 20–25 лет, вышли на улицу, они его прогоняют. Может быть, не сейчас, через полгода у нас выборы, но в следующий раз его, наверное, прогонят, если не будет мировой войны. Все-таки венгры очень не любят русских. Это очень далеко от нас, никакого контакта никогда не было, только с австрияками и с немцами. Вся история Венгрии, всё, что плохое сделали, – это русские. Так что, я думаю, то, что он подлизывается к Путину, – это его большая ошибка..."...
http://www.svoboda.org/a/28470012.html



СТАЛИБЕРИЯ
Tags: #забота Родины, Венгрия, Радио Свобода, Советский Союз, забота о семье, история Отечества, мнения, расстрелы, сиротская доля, сталиберия, сталинисты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments