?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"..– Понимаете, трагедия заключается во взаимном истреблении, абсолютно рукотворно организованном. Бывают войны заведомо трагические, когда этносы действительно сталкиваются на какой-то исторически спорной территории: возьмем Ближний Восток или Косово. От донбасской истории это все же отличается – это случай циничного, политического, рукотворно организованного взаимного убийства. Противостояния, созданного на ровном месте. Его не было и быть не могло. Еще за несколько месяцев до того, как пролилась кровь, никто не мог в это поверить. Ну, газовые войны, взаимный антипиар, но стрелять же не будут!

Война на Донбассе – это абсолютно внутриполитическая история. Путина интересует власть в России и его место в политике. В мирное время, вне войны Путин – это лузер. Он же все проиграл. У него крайне низкая легитимность: это человек, который узурпировал власть. Это режим. Украинской авантюрой Путин пошел ва-банк. Он выбросил себя за пределы всех европейских и мировых конструкций, развязал войну на территории Европы – и ему это не забудут...


.– Вы знаете, взрослые люди вообще не меняются, они проявляются. То, как человек показывают себя в изменившихся обстоятельствах, хорошо исследовано, например, в литературе – взять хотя бы «Повелителя мух», где из церковного хора за несколько недель рождаются фашисты. И в науке тоже – знаменитый Стенфордский эксперимент, когда студентов блестящего вуза поделили на тюремщиков и заключенных и сказали: вперед, можно. И с какой радости студенты стали пытать себе подобных? Корка цивилизации, правил и запретов рушится очень легко, вопрос только в силе самоограничения человека, в том, какие его настоящие приоритеты. Времена перемен всего лишь проявляют людей.

На НТВ я работал с Мацкявичюсом, на ТВ-6 – с Соловьевым. Мой первый прямой эфир был в 1995 году с Дмитрием Киселевым в передаче «Час пик». Он тогда был либерал-либерал. С Пушковым, нынешним главой комитета Госдумы по международным делам, я встречался в коридорах «Московских новостей», где он работал в главной демократической газете 90-х. С Астаховым мы были в одной тусовке: ну, он такой либеральный адвокат, я либеральный журналист… Дружбы, правда, не было, потому что гниль уже тогда была видна, но книги друг другу дарили. Тренд был демократический, и все они были демократами-либералами. Тренд сменился – стали патриотами-государственниками. Когда все снова поменяется, знаете, кто будет главным борцом с путинским прошлым? Я думаю, что Соловьев и Эрнст.

– А каким для вас был переход из, скажем, телезвезды в маргиналы?

– Поначалу, если честно, довольно резким – взяли и выбросили из телевидения. Но сейчас-то об этом чего говорить. В 2016 году странно жаловаться, что не пускают в эфир: нас убивают. Понимаете, количество убитых друзей и коллег ужасает. Политковская, Немцов, Эстемирова, Маркелов. За путинские годы инструментарий сильно поменялся и погибших на этом фронте много.

– А зачем нужен еще и пакет Яровой, если и так жестче некуда?

– А эта машинка просто не может прекратить работать. Во власти есть свой внутренний дарвинизм: нужно быть полезным Путину. Там есть конкуренция за его внимание. Если чего-то не сделаешь ты, то сделает другой, но зачем тогда ты нужен? Вот один депутат внес 450 законопроектов. Просто человек все время выскакивает и показывает себя, чтобы остаться у кормушки, у нас , чтобы Путин понимал, что платит ему эти сумасшедшие деньги не зря: о, смотри-ка, парень старается, грязи не боится! Там все время демонстрируют, что готовы бросать свои имена под ноги лидеру. При этом с перебором – но это тоже технология. Придумывают какой-то совершенно людоедский законопроект, потом Путин выходит весь в белом и говорит: ну, нет, ребята, эти нормы надо убрать. И вдруг выясняется, что Путин-то бережет права человека, что он почти либерал. Система доброго и злого полицейского, давно известная игра. Так что Яровая и Озеров демонстрируют свою нужность: это я, это я придумал, я не боюсь, что либералы будут проклинать.

Плюс есть посыл для общества, который можно выразить одним словом: «Лежать!» Конечно, есть Кадыров, если кого-то надо убить, но можно и по закону..."...





С репутаций такой вечно будет парень холостой.

Posts from This Journal by “Виктор Шендерович” Tag

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Links

Tags

Powered by LiveJournal.com