?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"...Что же вокруг нас происходит

А происходит жизнь, нелегкая, противоречивая — необъятное поле для киноисследований. В ней так мало черно-белого, так много разнообразия и оттенков — для документалиста это мощная для проживания на экране эпоха. Всегда существует это противоречие: с тихой, уютной жизнью неигровому кино нечего делать. Пусть в ней будут даже свои проблемы. Но действительность, которая не хватает за печенку, документалист обходит стороной… Это в другом, не любимом мною кинематографе, можно рассуждать об общественных противоречиях и конфликтах, о соотношении общества и государства. Меня интересует человек со всем его дерьмом и всей высотой: одно другое не отменяет.

Конечно, эта напряженная, драматичная, противоречивая эпоха может тебя пришибить. Но профессии это на пользу, потому что человек здесь может проявиться иначе: острее, неожиданнее. А то, что происходит с человеком, и есть предмет наших поисков. Сведение всех проблем и конфликтов к черно-белой графике не просто раздражает, оно вредно — мы получаем примитивного человека. Примитивный человек не может быть героем документального кино...

Закрытием фестиваля власть говорит: «Я вас боюсь». Мы же понимаем, что живую мысль никуда не загонишь. Сегодня с развитием техники, в том числе снимающей, от нас не спрятаться: мы будем все равно. Можно посадить. Даже убить. Все равно будут появляться молодые люди и фиксировать реальность. Организовать тотальный ГУЛАГ? Не думаю, что грядут такие ужасы. Странно, но у меня нет апокалипсических прогнозов по поводу будущего.

Безусловно, все происходящее сегодня тревожно, печально, особенно по отношению к ребятам, которые не планируют жить в тюрьме во всех ее разнообразных формах. Но пространство у нас такое огромное — его нельзя к одному знаменателю привести. Удивляюсь людям, жившим при советской власти, вспоминающим с придыханием — как было здорово, весело.

Я-то помню тоску болотную. Но вот тогда же в журнале «Байкал» вышли главы документального романа Аркадия Белинкова про Олешу. Журнал сразу запретили. А так хотелось прочитать… И тогда я просто написала в журнал как студентка Казанского университета, мол, нужен такой-то номер для работы. И мне его прислали! Это значит, что страну нельзя запечатать. Ни тогда, ни сейчас. Найдутся дырки в заборе. Сейчас их все больше.

Технический прогресс предоставляет невероятные возможности. Мы говорим по скайпу со всем миром, учим студентов, мгновенно пересылаем информацию и деньги. По силам ли бороться с развивающейся реальностью? Они не могут затолкать нас обратно в средневековье, в приготовленные тоннели. В тоннеле найдется хотя бы один снимающий телефон, и это будет новое исследование реальности, пусть даже самой чудовищной. Поэтому живу в ощущении, что так или иначе мы можем преодолеть трудный период.

«Полет пули» Беаты Бубенец «патриоты Новороссии» обвинили в героизации бандеровцев из «Айдара»

Это невероятная чушь. Они не смотрели фильм, а если бы и посмотрели, то ничего бы не поняли — нет у них аппарата для понимания. С экрана на тебя смотрит война во всей своей бездарности и трагическом исходе для человека, который попал под ее колеса, независимо от того, за что он воюет и на чьей стороне. Фильм снят одним кадром, и у автора нет возможности для апологетики войны. Да, Беата формально снимала «с той стороны», это не значит, что идеологически она подключается. А как вы представляете, появляется человек с камерой на фронте? Возникает из воздуха?

Это талантливая работа. Она о боли, а не о правых и виноватых.

Погромщики — борцы с врагами народа в кинотеатре «Октябрь». Кто они?

Это люди, не состоявшиеся в жизни. Ни в домашней, ни в профессиональной. У них возникают претензии к внешнему миру, ведь претензии к себе — тоже наука, способ самоанализа, труд саморефлексии, который тянет тебя из болота за волосы. Когда саморефлексия отсутствует, ее место занимает внешний враг.

А где он? Среди людей, которые «высовываются», которые реализовались, ставят спектакли, снимают кино, пишут книги. К нам снова пришел человек, окруженный врагами. Он перманентно на передовой. Поэтому первым и начинает войну, трагическую для всех. Он сам эту передовую включает в свою психику, в свою орбиту. Может быть, у этой тети, которая кричала громче всех в кинотеатре про бандеровцев, кто-то живет в Донецке. Но никакого переживания, рефлексии у нее нет, нет боли по отношению к людям, оказавшимся на территории боевых действий. Подлинная драма не выражается общественным криком или публичной истерикой.

Они ряженые. Этот их руководитель — несложившийся актер. Этот с седыми волосам — бездарный поэт. У них, по разным причинам, неразрешимые взаимоотношения с реальностью. Вот они и «премьерствуют», устраивают свой театр. Я была в кинозале, когда они впервые вломились. Стали кричать: «Мы кровь проливали!» А я вижу фальшь, самодеятельность, плохой спектакль со всеми маркерами, которые должны априори воздействовать на публику.

«Мы! — вопят они. — В отличие от «этих киношников» — народ, «мы» детские садики охраняем. Защищаем все русское!»...
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/12/13/74901-marina-razbezhkina-zakrytiem-festivalya-vlast-govorit-ya-vas-boyus

Posts from This Journal by “хулиганы” Tag

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Links

Tags

Powered by LiveJournal.com