?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Михаил Головин прибыл в 18-ю зону в сентябре прошлого года. Перевели его туда из находящейся рядом, в том же поселке Мурмаши, зоны №16, потому что в 18-й есть больничка. Впрочем, лечить было уже некого — через несколько дней 37-летний Михаил впал в кому. А вскоре родные получили справку о смерти, где причинами названы ВИЧ и туберкулез, сопутствующие полиорганной недостаточности. Заявку на актировку колония так и не подала — то ли не успели, то ли не сочли нужным зря суетиться. Михаил умер в туберкулезном отделении 22 сентября.

Хоронили Головина 44 см в плечах. При росте 180. А когда мать попыталась начать свое расследование и установить, получал ли ее сын положенную терапию, на ее запрос тюремная больница ответила, что для получения соответствующей информации покойный должен выдать доверенность.

Больница эта находится в той самой ИК №18, где в декабре вспыхнул бунт. Одной из его причин было, по словам осужденных, то, что добиться медицинской помощи здесь задача непростая. Меж тем именно сюда из всех зон области свозят тяжелобольных заключенных.

Члены ОНК Мурманской области, которым «Новая» передавала фамилии 13 осужденных, вскрывших вены и объявивших голодовку во время бунта (администрация колонии уверяла, что это всего 1–2 человека), посетили зэков и по результатам своего визита направили в прокуратуру огромную жалобу. Вкратце — подтвердилось практически все, о чем рассказывали нам дозвонившиеся из-за колючей проволоки заключенные. ОНК выявила многочисленные нарушения закона в условиях содержания людей, форме проведения обысков, в медобслуживании…

Члены региональной ОНК Валерий Бабурин, Евгения Луковицкая и Дмитрий Жуковский прошли по камерам СУОН (отряд со строгими условиями отбывания наказания), откуда поступили жалобы в «Новую». Картина, изложенная в письме в прокуратуру, такая: осужденные жалуются, что, вопреки правилам, когда они через администрацию подают жалобы или ходатайства, расписки им не выдаются, исходящие номера не сообщаются. Излишне говорить, что и почти никаких ответов зэки не получают, их петиции исчезают.

В камерах холодно, дополнительные одеяла изъяты, освещение плохое, читать невозможно, при обыске отняты посуда, телевизор, теплая одежда, чайник, электроплитка, простыни, лекарства, переданные родственниками, и моющие средства, купленные в тюремном магазине. В одной из камер осталось одно на всех полотенце. Акты изъятия не составлялись, квитанции передачи на склад тоже. Оно и понятно, ведь ни на какой склад их не сдавали — сваленные в кучу вещи заключенных правозащитники обнаружили на полу в дежурной части.

При обысках, указано в жалобе, вещи сбрасывались на пол, включая зубные щетки, продукты, иконы. Контейнеры для продуктов надзиратели растоптали. Орудовали голыми руками, без положенных перчаток. Простыни, которыми заключенные занавешивают туалетные кабины (дверей нет), были сорваны, полы вскрыты. Один из заключенных утверждает, что весь этот перформанс сопровождался угрозами физической расправы лично от замначальника колонии.

Все это не просто произвол сотрудников ФСИН, но и вполне конкретные нарушения законодательства, а именно: «Наставлений по организации и порядку производства обысков и досмотров в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы, на режимных территориях, транспортных средствах», утвержденных приказом Минюста РФ, Европейских пенитенциарных правил и, уж извините, Конституции России. А выброшенные на пол иконы тянут на пресловутое оскорбление чувств верующих намного больше, чем «Матильда».

Впрочем, жалобы касались не только обысков. Пища холодная. Смену белья не выдают. У некоторых заключенных нет нагрудных знаков, поэтому им запрещены прогулки. Многочисленные жалобы на ухудшение состояния здоровья из-за холода в камерах. Жалоба на отсутствие антиретровирусной терапии (АРВ), медикаментов вообще, отсутствие медицинского обслуживания...

Правила оказания медпомощи заключенным вполне себе писанные. Скреплены подписью премьера Медведева под соответствующим постановлением федерального правительства. Осужденным они гарантируют все виды медпомощи, включая высокотехнологичную и паллиативную. Последние — в гражданских медучреждениях, по договору с зоной. По этим правилам консультацию гражданского врача зэк должен получить в течение трех дней, если медика нужного профиля нет в тюремной больнице. Консультации специалистов, равно как и различные обследования, оплачивает ФСИН. Это в теории..."...


Posts from This Journal by “тюремная Россия” Tag

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Links

Tags

Powered by LiveJournal.com