?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"...В Сталинске располагалось около десяти густо заселенных площадок, где обитали спецпереселенцы. Жили в землянках, и только тем, кто в течение пяти лет не нарушал режим, разрешали строить небольшие вагончики на несколько семей.

Кругом были лагеря Сиблага. Один из жителей села Ильинка – его рассказ тоже вошел в книгу Людмилы Фойгт – с ужасом вспоминал, как весной по реке плыли трупы: то ли расстрелянных "врагов народа", то ли умерших спецпереселенцев. На кладбище, находившееся на площадке Островской, свозили из соседнего лагеря трупы, хоронили в безымянных братских могилах...

​– Надо было обладать огромной силой, чтобы выжить после 10–15 лет в лагерях, – рассказывает Людмила Фойгт. – Перед началом "великих строек социализма" городские отделы НКВД получали разнарядку на поставку необходимой рабочей силы. Работа в ГУЛАГе была включена в промышленные планы второй и третьей пятилеток. Люди за баланду и кусок хлеба, в нечеловеческих условиях, лишенные всего, добывали руду и уголь, строили железные дороги, шахты и заводы, рубили лес. Гибли в болотах, от голода, холода, непосильной работы и оставались безымянными даже в могилах...

​В январе Петра Белых и других осужденных повезли, не сказав куда, и высадили в районе поселка Чекунда в Хабаровском крае. Днем зэки разжигали костры и делали застил из засохших деревьев – на нем и спали, укрываясь брезентом. Потом их снова перегнали и погрузили на пароход. Несколько тысяч человек везли куда-то трое суток, кормили рыбой, поили переработанной морской водой, выходить не разрешали. Было очень душно. Люди умирали.

Так бывший кузнецкий железнодорожник Белых оказался на прииске "Ударник" на Колыме. Осужденные ночевали в заваленных снегом палатках с двухэтажными нарами и двумя печками. А днем по 12 часов вручную бурили шурфы в мерзлом и каменистом грунте. Подъем был за два часа до развода – за это время каждый должен был принести из тайги по бревну для отопления лагеря. За доставкой дров следила лагерная обслуга – уголовники. Тех, кто приносил мало, избивали.

Когда начались 50-градусные морозы, лагерное начальство, якобы из-за заразы, отобрало у зэков полушубки и валенки. Теплую одежду и обувь сожгли, а вместо них людям выдали тонкие бушлаты, бурки на подошве из транспортной ленты, шапки из байки и брезентовые верхонки.

Из еды давали только щи из соленой капусты, овсяный кулеш без жиринки да непропеченный хлеб. Многие превратились в живые скелеты, обтянутые кожей. За сутки вывозили по десять трупов...

В последние три-четыре года, говорит Фогт, о репрессиях и репрессированных люди стали говорить неохотнее и осторожнее. А в 2017 году была ликвидирована созданная в 1992-м Hовокузнецкая ассоциация памяти жертв незаконных политических репрессий.

– Я рада, что люди о которых была написана книга "Сталинск в годы репрессий", успели ее увидеть. Большинства из них уже нет в живых.Сегодня многое забыто, а Сталина все чаще обеляют, вспоминая его же изречение о том, что лес рубят – щепки летят, – говорит Людмила Фойгт. – Но я помню все истории, которыми делились со мной люди. И за их страдания не может быть прощения..."...https://www.sibreal.org/a/29991278.html


Кто старое помянет, тому и уцелевший глаз - вон?..

Posts from This Journal by “НКВД” Tag

Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: sudenko.livejournal.com/8120937.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.