Nikolai Sudenko (sudenko) wrote,
Nikolai Sudenko
sudenko

Categories:

На Скотном дворе

"...Это не просто локальные полицейские операции, не просто отдельные случаи жестокости и нарушения закона. Это целенаправленная и масштабная военно-карательная операция против белорусов. Она происходит повсюду, на проспектах и во дворах, в Минске, в Гомеле, в Гродно, в Новополоцке. Ее объявил захвативший власть самозванец — всем врущий, всем тыкающий, пошлый во всех своих проявлениях тип. Он оскорбился до глубины своей извращенной души неблагодарностью народа, проголосовавшего не за него, а за домохозяйку, и решил мстить народу и ломать народ.

Идет огромная карательная операция в масштабах всей страны. Репрессиям подверглись 30 тысяч человек. Есть пропавшие без вести и убитые.

Репрессии продолжаются. В Минск входят колонны военной техники. Черные отряды карателей выстраиваются на площадях. Десятками закрывают станции метро. Отключают интернет. Чтобы сломить сопротивление горожан, придумывают ноу-хау: отключают воду в протестующем районе Новая Боровая. Будете ходить грязными, будете пахнуть и смердеть, будете стоять за водой в очереди с ведерками и бидонами, будете смывать унитазы из кружки. Когда люди из других районов Минска начинают подвозить в район воду в бутылях, каратели ловят их, отнимают у них бутыли.

Потом привозят в район три уличных туалета, грубо, по-быстрому даже не выкрашенных, а вымазанных в бело-красно-белый цвет, и ставят у всех на виду.

Вот вам сортиры в цветах флага протеста. Пользуйтесь.

А неподалеку машина с затемненными стеклами, из-за которых зорко смотрят глазки на крысиной мордочке гэбэшного соглядатая: кто скажет слово, кто возмутится — взять его.

Разъяренное камуфлированное вооруженное быдло мстит белорусам.

Патрули во дворах. Выход из подъездов по паспорту. Они мстят людям за то, что те неделю за неделей выходят на улицы в мирном протесте, за то, что хотят перемен, за то, что победили диктатора на выборах, за то, что имеют надежду и идеалы, за то, что считают себя людьми. Им мало только бить, только ломать, только сажать, только тушить сигареты о ладонь пленного и стяжками побольнее и потуже стягивать брошенным на асфальт людям руки за спиной. Тупого насилия им мало. Берца на спине пленного мало. Удара в лицо мало. Нужно еще унизить.

Поэтому они топчут цветы и ногами расшвыривают свечи, поставленные в память убитого ими же Романа Бондаренко.

Поэтому они на глазах у захваченных в плен людей демонстративно чистят свои берцы бело-красно-белым флагом и бросают его в виде грязной тряпки на ступеньку автозака.

Белорусы во Второй мировой войне понесли страшные потери. Историки до сих пор спорят о том, был ли убит каждый третий, четвертый или пятый житель Беларуси. Сожженные деревни и люди — 628 населенных пунктов, уничтоженных вместе с жителями, — остались в памяти людей. Это народ-мученик, народ, в сознании которого не могла не остаться ужасная травма.

Когда я бывал в Беларуси — а я бывал там не раз, — мне почему-то всегда казалось, что по всей стране стоит глубокая тишина. Может быть, это просто ощущение жителя Москвы, привыкшего к беспрерывному шуму, гаму и гулу мегаполиса. А может, это тишина какого-то другого измерения — тишина так и не оправившейся от кровавой казни страны, тишина огромного пепелища, в которое оккупанты превратили Беларусь. И хотя города отстроены, и приятными красками светятся аккуратные фасады домов в центре Минска, и плавают лебеди в прудах, все равно за всем этим милым скромным благолепием колеблющимся, полуисчезнувшим видением стоят черные, обугленные развалины...

Карательные операции против белорусов последний раз проводили немцы в 1944 году. Кто, какая нелюдь осмелится снова устраивать террор против этого миролюбивого и спокойного народа, в какую шизофреническую голову придет мысль снова хватать и пытать народ-мученик? Кто дойдет до того, чтобы снова выпустить против них карателей в черном, до такой низости, чтобы снова, как это уже было восемьдесят лет назад, устраивать на белорусов облавы на улицах их городов, ставить их лицами к стене, обвитой поверху колючей проволокой, бить и пытать их? Кто дойдет до того, чтобы стрелять в них на улицах Минска и убивать их пулями и побоями, как это делали когда-то оккупанты? Не может быть, чтобы нашелся человек, который пойдет на это.

Так я думал, так мне казалось. Есть черта, которую нельзя перейти. Какая наивность.

Но ведь я не один такой наивный. Учительница Тамара Монтик обратилась к замминистра внутренних дел Геннадию Казакевичу с прочувствованным, человеческим словом. Она вспомнила, как учила его, какой он был умный мальчик, как оставался после уроков, чтобы говорить с ней об истории, — и попросила его быть человеком. «Гена, ты не можешь предать меня. Ты не можешь предать свою семью, предать свой белорусский народ. Не забудь уроки истории. Эта власть уже мертва...» Но где и когда, на какой ступеньке своей карьеры в органах, в какой момент своей жизни он перестал быть человеком? Это к нему, Казакевичу, привели Марию Колесникову, отказавшуюся покидать страну,

и это он сказал ей, что она будет «25 лет без зубов на зоне шить рубашки силовикам».


Если кто-то оцепляет улицы и устраивает облавы, если пускает на мирных мужчин и женщин свои спецназы, заточенные на жестокий захват и убийство, если гребет в тюрьмы демонстрантов и прохожих, мужчин и женщин, пенсионеров и инвалидов, если наводняет улицы городов мрачными, пугающими машинами, предназначенными для террора, если вышвыривает из страны католического епископа, профсоюзного лидера, победившую на выборах в президенты женщину и многих, многих других, если держит в тюрьмах своих политических противников, если прямо в институте хватает поющих «Марсельезу» студентов и разгоняет марши инвалидов, шагающих на костылях и ходунках, если его каратели черными цепями рассыпаются по улицам и паркам, охотясь на белорусов, как на дичь, — то кто он такой?.."...


На Скотном дворе у начальника-подонка псари и скотники в большой цене!
Tags: Беларусь, Лукашенко, Новая газета, вцепившиеся во власть, избиения и убийства, подонки, садисты, самозванцы, узурпаторы
Subscribe

Posts from This Journal “Лукашенко” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments