Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

NS_archiv

Дым Отечества, попавши в глаз, вызывает важных органов отказ


© Николай Суденко, 2017
© Анатолий Самарин, иллюстрации, 2017

https://ridero.ru/books/na_zlobu_dna/
https://www.amazon.com/dp/B072FH28NH
https://www.litres.ru/nikolay-sudenko/na-zlobu-dna-aforizmy-i-basni/





Мир видеть без прикрас способен только острый глаз.

Афоризмы

Басни

Не умирает надежда в стране, где не все рады войне.
0000000

P. S.
С 20 июня 1921-года будут появляться только отложенные записи и только сюжеты программы "КУКЛЫ".
К сожалению проблемы со зрением не позволяют мне продолжать публиковать записи на злобу дня, а точнее - на злобу дна.

Благодарю всех друзей и гостей за внимание!
bezmozgov

Джаз-банда без командира что большой начальник без тёплого сортира



Если талантами не обделил тебя Господь, нет нужды трудиться в шахте или в колхозном поле грядки день и ночь полоть.
staliberia

"По культурному уровню это был старший дворник"...

"...В Иркутске на базе радиокомитета сформировались симфонический оркестр, камерный хор, оркестр народных инструментов, группа певцов-солистов и концертмейстеров.

– Уникальность Иркутска была в том, что вокруг радиокомитета объединились сильнейшие музыкальные деятели города. Многие их них были истинными энтузиастами, готовыми сделать намного больше, чем подразумевали их должностные обязанности. Поэтому с первого же года своего существования коллективы радиокомитета выступали не только в эфире, но и на концертных площадках города. Фактически радиокомитет заменял филармонию, которая будет создана в Иркутске лишь в 1940 году, – рассказывает Иван Колокольников.

В апреле 1936 года главным дирижером симфонического оркестра радиокомитета стал Константин Брауэр, ученик Римского-Корсакова...

Александр Щербаков – До назначения в Иркутск Александр Щербаков был вторым секретарем Ленинградского обкома партии, заместителем Андрея Жданова. Леонид Максименков в монографии "Сумбур вместо музыки. Сталинская культурная революция 1936–1938 годов" рассказывает, что именно Щербакову поручили "навести порядок в культурной сфере Ленинграда". Автор считает, что Щербаков, по мнению своих начальников, эту работу провалил, за что и был направлен секретарем обкома в Иркутск. И здесь он уже изо всех сил старался отличиться. Готов был на все, чтобы не просто выполнить план, а добиться самых высоких показателей по выявлению "врагов народа". Говорили, что Щербаков приходил на допросы и самолично выбивал нужные показания из заключенных, – говорит Иван Колокольников.

Ведущие сотрудники радиокомитета были отличной мишенью. Они на виду, а громкие имена убедительно выглядят в отчетности. А главное, обвинить их в шпионаже было необыкновенно просто.

– У большинства музыкальных деятелей Иркутска были очень удобные для фабрикации дел биографии. Было к чему прицепиться, – считает Иван Колокольников. – Ведущий солист оперной труппы Николай Оржельский, например, не так давно в течение нескольких сезонов пел в Харбине. Балетмейстер Александр Монковский и вовсе собирался эмигрировать вместе с семьей. Его сын рассказывал, что они уже собрались уезжать и купили билет, но в последний момент передумали, опасаясь тоски по Родине. Все эти штришки биографии могли быть известны соответствующим органам. Люди, которые разъезжают туда-сюда, да еще и намереваются покинуть страну – кого еще обвинить в шпионаже, если не их? Местные энкавэдэшники тоже хотели отличиться. И внесли свою лепту...

Весной на радиокомитет обрушилась волна репрессий. 14 марта был арестован солист оперы Николай Оржельский. 6 апреля – оркестрант Мячислав Калиновский. 14 апреля – дирижер оркестра народных инструментов Афанасий Слободынюк. 17 апреля – Натан Факторович. 18 апреля – Александр Бесеневич. 21 апреля – балетмейстер Александр Монковский. 7 мая их участь разделила певица Динора Розенберг. Ее арестовали прямо на сцене драмтеатра, когда она исполняла роль Лизы в "Пиковой даме".

В середине мая вся оперная труппа была распущена, уцелевшие артисты разъехались по разным городам. Иркутск лишился не только пользовавшегося популярностью коллектива, но и шанса на появление оперы. Первый в Сибири стационарный оперный театр будет открыт в Новосибирске в 1939 году.

Брауэр, Оржельский, Бесеневич, Слободынюк, Калиновский и Монковский были признаны виновными по ст. 58 УК РСФСР и приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. 16 октября приговор привели в исполнение...

А карьера Александра Щербакова, наоборот, пошла вверх. Возможно, этому поспособствовал террор, который он развернул в Иркутске. Жертвой инициированных им репрессий вслед за творческой элитой стала элита партийная. Были репрессированы сотни советских, хозяйственных, профсоюзных и комсомольских руководителей различных уровней. В некоторых районах, как, например, в Ольхонском, было репрессировано и не по одному разу все руководство.

24 июня 1941 года Александра Щербакова назначили начальником Совинформбюро – главного пропагандистского ведомства СССР, сводки которого, как говорили, зачастую правил сам Сталин, а оглашал знаменитый диктор Юрий Левитан...

В июле 1942 года Щербаков получил еще одну должность – начальника Главного политуправления Красной Армии, с 1943 года стал также заведующим отделом международной информации ЦК ВКП(б). Корней Чуковский в книге "Дни моей жизни" писал: "По культурному уровню это был старший дворник. Когда я написал "Одолеем Бармалея", … меня вызвали в Кремль, и Щербаков, топая ногами, ругал меня матерно. Это потрясло меня. Я и не знал, что при каком бы то ни было строе всякая малограмотная сволочь имеет право кричать на седого писателя. У меня в то время оба сына были на фронте, а сын Щербакова (это я знал наверное) был упрятан где-то в тылу".

В ночь с 9 на 10 мая 1945 года Щербаков умер от обширного инфаркта. Урна с его прахом замурована в Кремлевской стене. В честь "выдающегося деятеля советского государства" переименовали Ростокский район Москвы и город Рыбинск, назвали станцию столичного метро и Дворец пионеров в Иркутске. Правда, уже при Хрущеве новые названия начали исчезать с карт, а установка памятника Щербакову у Сретенских ворот была отменена. Но его имя до сих пор носят улицы в Санкт-Петербурге, Минске, Перми, Екатеринбурге, Зеленограде, Рузе.

Ни одна улица Иркутска не названа в честь репрессированных музыкантов. Память о них хранят лишь потомки..."... https://www.sibreal.org/a/31246293.html
bezmozgov

Шендерович в роли бравого солдата Швейка

"...представим все наоборот.

Представим, что генерала Граче-Макашовского призвали в консерваторию.

А что? И очень даже! Пришла с каникул Дума, приняла на свежую голову закон о всеобщей музыкальной повинности — и вот генерал впритирку с другими убогими (инженерами, математиками, биофизиками…) — уже стоит на сборном пункте, в районной музыкальной школе.

Через пару дней, дав окончательно пропахнуть друг другом, всех грузовиками свозят в консерваторию, переодевают во фраки, дают папку для нот и два часа на изучение нотной грамоты. Потом приходит тромбон со второго пульта со списком, тычет указкой в партитуру и спрашивает: это какая нота, уроды? Ответившие неправильно идут драить очко в консерваторском сортире.

Ночью все учат устройство клавиатуры — и не дай бог генералу перепутать бемоль с диезом или не сыграть Шопена, пока спичка горит: заставят приподнять рояль и так стоять, а откажется — прищемят пальцы крышкой (так у них, у музыкантов, с древности заведено), а будет кричать — пойдет после отбоя, вместо сна, учить наизусть Губайдуллину, а в шесть утра — подъем и сразу полчаса хроматической гаммы на скрипке. Не возьмет генерал первую позицию раз, промахнется с недосыпу по второй — пятикурсники струнного отделения отведут его в кабинет сольфеджио и там изметелят.

И напрасно будет он умолять их и объяснять, что не дал ему Бог слуха и тонких пальцев — ему на это только скажут: ага! ты, значит, сука, будешь в штабе задницу просиживать, а на скрипке за тебя играть — Ойстрах будет? Два часа, гаденыш, и чтоб была первая позиция, как на картинке! Время пошло.

И отныне он будет крайним в оркестре. И из сортира не вылезет, и «на тумбочке» под портретом Чайковского простоит три ночи подряд в шестой балетной позиции, а балетки у него будут для смеху на два размера меньше, чем ноги. А на четвертую ночь, вместе с другими молодыми музыкантами..."...

Дальше - больше...